13:42 

Да, малыш, и я тебя.

МайяС
Бета: Elena163
Рейтинг: NC-17
Жанры:Слэш, Романтика, Ангст, Повседневность, Hurt/comfort
Предупреждения: Нецензурная лексика, Чен-слэш
Размер: Миди в процессе.
Описание: После школы главный герой приезжает жить к сводному брату. Первая любовь не бывает легкой, особенно если любишь "не того" человека.

Дубль 1.

Глава 8.


«Сегодня репетиция. Буду поздно. Не жди».
"Суслик, не скучай. Мне не вырваться".
"Я на репу допоздна".
"Задержусь. Не жди"...

Руслик приехал к Гнесинке за Львом после такой же смс-ки.
Специально пораньше, чтобы наверняка застать. Его не было видно за деревьями с противоположной стороны улицы, да и прятаться он вроде и не собирался, просто вдруг захотел убедиться, что действительно репетиция, что все эти сообщения не обман. И не смог. Стало тошно от самого себя.
Успел он как раз вовремя – Лев вышел из здания академии и, попрощавшись с компанией, притормозил у выхода с территории. Стоял в одиночестве, будто чувствуя, что где-то рядом находится его Руслик. А он тут словно в засаде засел.
Суслик, охотящийся на Льва. Руслик в смятении потер ладонями лицо и снова посмотрел на одинокую фигурку, почему-то так и не сдвинувшуюся с места. Лева стоял, хмуро вглядываясь куда-то вдаль, серьезный и задумчивый, не замечая, как октябрьский, пока еще теплый ветер трепал золотистые пряди, то и дело швыряя их ему в лицо.
Плюнув на свою дилетантскую слежку, Руслан направился через дорогу.
- Лёв!
- Руслик? Ты что тут делаешь?
- Сегодня пораньше освободился. Вот, решил встретить тебя.
- Зачем? Я же послал тебе сообщение, что сегодня занят.
- Ну, я подумал... - Руслан было покаянно опустил взгляд, как в поле его зрения попал матово блестящий мысок дорогих мужских туфлей.
- Поздно, молодые люди. Поздно думать. Лев, мы спешим!
Водопьянов оказался моложавым мужчиной неопределенного возраста, то ли под тридцать, то ли за сорок.
Он цепким взглядом оглядел Руслика и обернулся ко Льву:
- Ладно, звездочка, познакомь меня со своим… поклонником.
Было это как-то так сказано, будто он уже понял, кто и кем из них кому приходится. Руслик был наслышан о довольно-таки вольных нравах в творческих кругах и потому оказался немного разочарован тем, что Лев ответил:
- Это мой брат. Младший. Князев Руслан.
- Брат? – снова внимательный взгляд на Руслана. – И что же, брат тоже музыкант?
- Нет! – слишком поспешно вырвалось у Льва. – Он…
Его прервал звук вызова на телефоне Водопьянова.
- Да, Лен. Нет, еще занят. Конечно не забыл, любимая. Скоро буду.
Водопьянов убрал айфон и кивнул подбородком Льву:
- Давай в машину. Я сегодня спешу – сначала ко мне заедем, завезем кое-что жене, а потом уже в студию.
Лев незаметно сжал Русликову ладонь в прощальном жесте и послушно направился к черному мерседесу продюсера. Тому ничего не оставалось, как одному топать в метро. Надо было радоваться, что Лева настолько перспективен, что за ним приезжает сам Водопьянов. Даже несмотря на занятость и просьбы любимой супруги. Радоваться, что Лёва его не обманывал, действительно пропадая на репетициях. Но радоваться не получалось, было немного грустно и чуть-чуть страшно от мысли, что скоро у Левы будет яркая гастрольная жизнь и он будет его видеть всё реже и реже. Конечно, на каникулах он мог бы ездить вместе с ним…
Не мог бы – работу никто не отменял.


Дома Руслан промаялся над конспектами. Лев не звонил, а сам он не хотел его дергать. Почему-то ему было не по себе. Никогда не отличавшийся суеверием, он весь вечер не находил себе места.
Он отварил макароны и потер сыр.
Лёвы не было.
Засунул остывшие макароны в холодильник и снова схватился за лекции.
Стрелки неумолимо отдалялись от полуночи.
От Левы не было даже смс-ки.
Не выдержав и решившись позвонить, он набрал выученный наизусть номер. Лев трубку не взял.
Наверное, не слышит, репетирует же, успокаивал себя Руслик, а через 15 минут снова смотрел на время.
Вроде ничего из ряда вон происходящего, ведь далеко не первый раз Лев задерживался на репетиции. Но на душе было муторно.

Когда в третьем часу ночи в дверь что-то заскреблось и зашуршало, Руслан еще не спал, тоскливо заливая в себя кофе чашку за чашкой.
За дверью подпирала боковую стену, еле стоя на ногах, его пропажа. Лев был пьян, его шатало, и вроде даже прихрамывал.
- Лёв, у тебя совесть есть?
- Тс-с, суслик! - поднятый вверх указательный палец качался перед их лицами подобно маятнику.
- Я же волновался. Неужели трудно хоть смс-ку кинуть, что жив?
- Что ты з-знаешь о с-совес-сти, маленький правильный с-с-сусличк?
Палец качнулся последний раз и опустился вниз на помощь второй руке, пытающейся то ли нащупать стену, то ли удержать равновесие.
- Да куда уж нам, сирым, - качнул головой Руслик, подталкивая Лёву в сторону кухни.
- С-совесть... - повесил голову Лев, медленно переваливаясь в заданном Русланом направлении. - З... Зато договор с Водопьяновым мож-жно считать у меня в кармане! И скор-ро Львиное с-сердце будет участвовать в р-рок-фестивале!
Голова поднялась вверх, и вдруг еле передвигающийся Лев резво заскочил в ванную и закрылся.
Руслик устало вздохнул и поплелся по новой греть ужин. В ванной Лев засел надолго, так, что, устав ждать, Руслик стукнул ему в дверь, убедился, что тот не уснул в воде, и ушел спать. Хоть он и был рад за Льва, усталость брала своё, да и лицезреть его пьяным не хотелось.
Утром всё выглядело не так мрачно, и он решил по-своему поздравить Льва с удачным выступлением перед продюсером. Подлез под одеяло и стал делать спящему Льву минет. Тот, почти не просыпаясь, возбудился, и Руслик, в желании доставить удовольствие, рьяно насаживался ртом, одной рукой сжимая член, а другой тиская Льва за яйца, ероша светлые волосы на лобке и в промежности. Ему безумно хотелось самому вставить Льву. Он провел рукой у него между ягодиц, продолжая работать ртом. Сонный балдеющий Лев не среагировал, и шустрый палец юркнул вглубь, совершенно свободно проникая в тело Льва. Рус сначала не понял этого, а от осознания его окатило жаркой волной. Он пошевелил пальцем, чтобы убедиться в своей догадке – палец двигался свободно. Лев был растянут. Руслик чуть не засмеялся в голос, догадавшись, чем тот так долго занимался ночью в ванной. Значит, он готов, значит, решился позволить Руслику любить его так, как тому хотелось. Руслик застонал в голос от предвкушения и почувствовал горький вкус спермы во рту. Лев вздохнул довольно и расслабился в его руках. А Руслик, весь в предвкушении, полез на него сверху, раздвигая ему бедра.
- Левушка, можно? Хороший мой, можно, да? Умираю как хочу тебя.
Но Лев потянул на себя одеяло и сонно буркнул в ответ:
- Совсем обнаглел, Суслик. Я сплю!
- Я аккуратно. На полшишечки. Ты спи, мой хороший, я буду нежным.
- Отвали. Сколько раз говорил.
Руслик не отчаивался. Не сейчас, так после. Главное, что Лев решился на это. Вон, даже спьяну расхрабрился и подготовился. Может быть, вчера и перепало бы чего, если б он спать не лег.

До фестиваля, обещанного продюсером, оставалось совсем мало времени, и после репетиций Лев теперь возвращался уставшим и измученным. Сразу принимал душ и валился в постель, не доползая даже до кухни к готовому ужину, и лишь обессиленно чмокал льнувшего Руслика:
- Спи, малыш. Спи.
Зато в свободные дни он залюбливал его до изнеможения, доводя того до полного удовлетворения.
Руслик был послушным учеником, с удовольствием впитывая в себя уроки интимных удовольствий. Но Лев лидерство в постели передавать не спешил, усмехаясь на его порывы попробовать сверху:
- Молоко еще на губах не обсохло.
- Это не молоко, это уже твоя сперма, Лёв, – парировал Руслик, но, как всегда, отступал, уступая первенство любимому. – Ладно, подожду еще.
Для него не было важным кто кого, но попробовать Лёву именно так хотелось до грязных фантазий, и к чертям белые платья и чулки, прям так – в джинсе и футболке хотелось ни чуть не меньше. Кроме того первого раза с белобрысым Валькой, у него больше не было возможности присунуть самому. И было сложно удержаться от посягательств на Лёвушку, жадно сжимая белые упругие ягодицы пальцами, чувствуя свою силу над тонким изящным телом. Но сила – это не только ширина плеч и твердость мускулов, это еще и умение взять себя в руки и ждать.
И Руслик ждал, а пока глаза в глаза, развратно ухмыляясь, всё ниже и ниже опускался, теряя за границами белоснежного тела сначала взгляд, за ним грудь с пятнышками сосков и упираясь глазами в блядскую дорожку светлых волос. Широко лизнул от основания члена к выступающим тазовым косточкам. И не столько увидел, сколько почувствовал ответное нетерпение по мурашкам на коже, по вставшему члену, по нетерпеливому подрагиванию бедер, Лёва хочет его. Его золотистый котяра готов.
Значит, можно и подождать.

После фестиваля Лев вернулся счастливый, какой-то перевозбужденный, суетливый и всё никак не мог успокоиться, рассказывая в красках о выступлении, даже начинал петь, изображая себя и своих ребят.
- Ты только представь, малыш, мы будем чем-то новым на сцене, будем порывом ветра, свежей кровью в венах шоу-индустрии! – Лев в воодушевлении вскочил на кровать ногами и взмахнул руками. – Я стану лицом и голосом Львиного Сердца! Даже псевдоним придумывать не надо, – он засмеялся. – Буду или Львом, или Князем.
А Руслан сидел и улыбался, слушая это. И не было в его улыбке ни насмешки, ни недоверия. Он беспрекословно верил каждому Левиному слову. Ведь действительно, кто, как не он, на это способен. Он молча любовался разрумянившимися щеками и горящими глазами. Лев был прекрасен. Он мог быть любым – серьезным или смеющимся, задумчивым или активным, он мог быть горячим и страстным или обжигать холодом презрения. Но никогда до этого Рус не видел его в таком состоянии полета, только на сцене – неземного и недоступного. А сейчас он был тут, рядом, только руку протяни – и вот он, будто нереальный, сказочно красивый.
Лев, глянув вниз на Руслика, улыбнулся:
- Ты чего притих? Только представь, идешь ты по улице, а в киосках продают постеры с моими фотографиями...
- Ага, их будут покупать твои чеканутые поклонники, чтобы потом втихаря их слюнявить или дрочить на тебя, – не удержал Руслан своего внутреннего собственника в узде.
Лев фыркнул и, тихо буркнув себе под нос: "Будто мне к этому привыкать", соскочил с кровати прямиком в распахнутые для него объятия.
Руслик радовался за него, пока не посмотрел ему прямо в глаза, влюбленно и обожающе, и не понял, что со Львом не всё так просто.
- Лёв, ты чё, под кайфом? Ты колешься?
- Сдурел, Суслик?
- Лёв, я же вижу всё. Я же врач.
- Ты чего, малыш, навыдумывал? Я не дурак колоться. Просто нюхнул перед выступлением, чтобы зажечь. Это не кокс, не герыч, просто амфетамин.
- Что значит "просто"? Нет никакого "просто"! А этот твой Водопьянов куда смотрит?
- Только не надо нотаций. Все ребята, что выступали на фесте, нюхали. Я же волновался. Вот и меня угостили. Так было надо, Руслик.
- Кому надо, Лёв?
- Мне! Мне надо! Ты хоть представляешь, каково это – петь на такой сцене? Для такого количества народа? Там телевидение снимало, и фоторепортеры шныряли. Это же мой первый раз, понимаешь?
– Лев, выступление сколько часов назад было-то, а ты до сих пор... Так и сторчаться недолго.
- Знаю. Все я знаю. Я не нарик. Это просто первый раз, – Лев кинулся к Руслику. – Мой маленький заботливый Русличек. Пойдем в спальню?
Руки уже обхватили и потянули. Губы ткнулись в шею. Пах прижался твердым к бугру. У Руслика не было ни единого шанса устоять. Сегодня был день Льва. День его ликования. Зачем его омрачать, завтра всё выскажет.

Назавтра Лев был серьезен и хмур. Тих и нежен.
На нудную лекцию Руслика о психостимуляторах улыбался и покладисто кивал головой.

@темы: +18, Да, малыш, и я тебя., СОС, слэш

URL
   

Ошмётки жизнедеятельности

главная