МайяС
6. Фигешн.

День не задался с самого утра.
Подтвердился прогноз, что один из заказов не успевают выполнить в срок. И пусть задержка была не по вине фирмы, а по вине таможни, надолго задержавшей партию дополнительного оборудования для производства рекламных изделий из пластика. Все равно без него они не уложатся в оговоренные сроки. И неприятность была даже не в выплате неустойки клиенту, не такой уж и дорогой это был заказ - дело в темном пятне на безупречной репутации фирмы. Этого Лекс никак не должен был допустить. Поэтому с утра не выпускал из рук телефона и гонял сотрудников как Сидоровых коз, лишь раз не сдержавшись и наорав на нерасторопного зама. Которому он и так уже дал задание на всем готовом, собственнолично обзвонив всех важных в этой сфере людей и выискав нужные выходы для незамедлительного решения проблемы, пусть и за довольно таки крупную сумму. Подключив всех для ускорения доставки и установки, Лекс было успокоился и собрался сходить к зомбику вниз. Но не тут-то было, неожиданно позвонила "невеста", чтобы напомнить, что скоро Новый Год и Рождество, а он совсем забил на светские мероприятия. И будет совсем нехорошо, если ей придется одной ходить по модным тусовкам и праздничным вечеринкам. Не то чтоб Лекс совсем забыл о праздниках, нет, он давно уже отдал необходимые указания по проведению новогоднего корпоратива, да только вот самому ему совершенно не хотелось сейчас никаких клубов и визитов. Но "невеста" была права - им обоим надо было периодически держать лицо в свете софитов. Чем чаще имя на слуху, тем востребованнее он кажется потенциальным заказчикам.
Но какие, нахуй, "голубые огоньки", когда все время занято работой, а все мысли крутятся вокруг зомбика.
Быстренько освежив память и вспомнив, что невесту зовут Марго, Лекс сослался на занятость и поручил ей самой связаться с секретаршей и выбрать какие мероприятия им надо посетить. Секретаря он тут же проинструктировал, чтоб соглашалась внести в график только самые важные и перспективные вечеринки. И наконец-то позвонил Коське, что спускается на перекур.
Их общение продолжалось на том же уровне, ни на шаг не продвинувшись. Теперь, зная, что парень гомосексуален, Лекса будто ещё больше потянуло к нему, разговоров во время недолгих встреч стало не хватать. Организм весьма однозначно реагировал на вынужденное воздержание и близость желанного парня. Хотелось большего, и Лекс прекрасно отдавал отчет, что долго ему не продержаться. Выдержки изображать из себя доброго дяденьку становилось все меньше.
Через день у Коськи будет День Рождения и Лекс возлагал на этот день немалые надежды. Конечно, Коська не девочка, "лепестками белых роз" ему ложе устилать было бы глупо*, но у парня сильная травма как раз по постельной части, а значит легкого доступа точно не будет. Наоборот, каждое действие надо продумать, чтобы не навредить, чтобы не сделать хуже и не потерять доверие зомбика. Трудностей Лекс не боялся, при мысли, что долгожданное тело надо "заслужить" в крови просыпался азарт. Он уже не раз мысленно обыгрывал возможные варианты обольщения, но до сегодняшнего дня не определился на чем остановиться. От дорогого подарка Коська наверняка откажется, от обычного - Лексу никакой пользы в соблазнении не будет. Пригласить парня в кино - пошло, в театр - скучно, в ресторан - тоже не вариант, мальчишка может почувствовать себя не в своей тарелке и зажаться. Сразу привезти его домой нереально - парень не глуп и может испугаться раньше времени, получив такое приглашение. Перебирая не первый десяток идей, Лекс решил не изобретать велосипед и,следуя по пути наименьшего сопротивления, пригласить Коську в клуб, напоить, развлечь и когда мальчишка расслабится, заявить, что слишком поздно для возвращения в больницу. Всё, отступать некуда - Коська в его квартире, в его постели. Дальше дело техники - алкоголь, юношеская гиперсексуальность и опытный любовник достаточные аргументы для хорошего секса.
У Лекса аж скулы свело от мыслей подобного рода, а стоящий рядом мальчишка, ни о чем не подозревая, неспешно выдыхая ядовитый дым сигареты в морозный воздух и спокойно поглядывая на него, крутился на месте вокруг своей оси, подошвой нового ботинка вытаптывая в снегу цветок. Была у него такая забавная особенность, белое полотно снега не оставляло его равнодушным, и после каждого перекура на очередном заснеженном участке появлялись то такие вот цветочки, то "след трактора", то непонятные надписи или рисунки. Лекс готов был поспорить на что угодно, что в детстве Коська ещё и валялся в снегу, создавая "ангелов" и лепил всяких там "снеговиков" и "снежных баб".
- Кость, какие у тебя планы на послезавтра?
Нога замерла, не доведя лепестки до конца круга.
- Я приглашаю тебя в клуб. Это будет мой подарок. Ничего пафосного, но вполне приличное заведение, твоих друзей возьмём с собой.
- Извини, Лекс, - ботинок продолжил свой путь, - нет. Из больницы меня никто не выпустит всё равно, а друзей у меня давно нет. Послезавтра вечером мы посидим с Саней у него в каморке, и ты приходи, если захочешь. Я буду рад.
Коська грустно улыбнулся, бросил окурок в центр цветка и побрел прочь, оставив Лекса в одиночестве скрежетать зубами.

Последним гвоздём в крышку этого дня оказалось предупреждение секретаря о том, что светская жизнь босса начинается уже завтра вечером, а со списком всех последующих мероприятий она ознакомит его через двадцать минут. Лекс понял, что сопротивление бесполезно сразу после слов, что его личный водитель и охрана в одном лице уже предупрежден и завтра заступает к своим непосредственным обязанностям - возить и вытаскивать шефа целым и невредимым с гулянок.
Надо ли говорить, что после этого день сразу испортился и у большей части служащих, на свою беду попавших под горячую руку босса. Зато резко прорезавшееся трудовое рвение коллектива пошло на пользу, как отвоеванным наконец-то станкам, так и фирме в целом.


* * *
Лексу было скучно. Бокал опустел и, сменив на новый у снующего по залу персонала, он лениво осматривался вокруг. Этот вечер был явно важен для Марго, все эти фэшн-фигешн Лекса волновали мало. Для отбора моделей на рекламные съемки у него работали опытные специалисты, для отбора моделей себе в постель связи в мире моды не нужны были от слова "совсем". Вокруг сновали расфуфыренные дамы, экстравагантные модельеры и всех цветов и оттенков худосочные модельки обоих полов. Марго чувствовала себя в этом окружении как рыба в воде и, горделиво продемонстрировав Лекса местным ценителям, умотала обсуждать с пергидрольной девицей презентацию коллекции какой-то знаменитости.
Лексу это было на руку, Марго его утомляла, но тут-же обострившееся внимание к его персоне окружающих красоток нагоняло скуку. Даже несмотря на то, что, как смог разглядеть Лекс, часть этих красоток была явно не женского пола, а недотрах давал о себе знать - все эти липнущие мальчики интереса не вызывали.
И всё же, отправив Марго домой на такси, в последний момент он цепляет одного из них. Худенький женственный брюнет с густо подведенными глазами с первого же намека довольно заулыбался и, кокетливо поведя плечиком в блестящем топе кричаще-яркой расцветки, выглядывающем из-под пальто, последовал за Лексом в машину.
Ни в собственный дом, ни в квартиру на Масловке этого попугайчика везти не хотелось. В другой раз, Лекс не погнушался бы разложить того прям в машине или тупо дать ему отсосать, но сейчас за рулем сидел охранник, поэтому он велел ему ехать к ближайшей знакомой гостинице.

Мальчишка его разочаровал почти сразу. Он старательно показывал "товар лицом", жеманничал и принимал обольстительные позы, игриво закусывал губки и многообещающе демонстрировал свою готовность дарить удовольствие.
На деле все оказалось лишь хрупким красивым фантиком. В постели "Джек-ки", а как подозревал Лекс, попросту Женька, быстро сдал позиции, по-девчачьи притворившись поленом и лишь жалобно поглядывая на терзающего его тело "папика". Такого напора Джекки явно не ожидал. А Лекс после ухода Димы слишком долго не трахался, чтобы сейчас себя сдерживать для какой-то пидовки. Ничего, пусть знает, что такая готовность следовать за упакованными дядями, может привести к конкретным неприятностям. Себя он неприятностями не считал, так как ни боль, ни унижение партнера никогда его не заводили, потому в его арсенале не значились. Но накопившееся напряжение вырывалось из него вполне определенным образом. И втрахивая парня в матрас гостиничного номера, ему не было дела до его стонов и жалобных вскриков. Впрочем, во вкус парнишка вошел быстро и вскоре уже с охоткой подмахивал тощей жопкой, послушно принимая задаваемые ему Лексом позы. Томно прикрывал глазки и охал при особо резких выпадах. Помогать Джекки кончить Васильев не собирался, поэтому просто взял его за руку и направил к члену, намекая на самообслуживание. Кончил тот быстро, и пока Лекс дотрахивал расслабленное тело, стал осматривать себя на предмет повреждений. Синяки определенно будут яркие, уже сейчас они красными пятнами расположились на бедрах и предплечьях.
Кончивший Лекс, скинул использованный презерватив в стоящую на столике пепельницу и с недоумением рассматривал, как с полными слез глазами Джекки крутился перед зеркалом. Его задница тоже явно останется в отметинах.
Нда, силы не подрасчитал, это точно.
- Это как?.. - всхлипнул Джекки. - И что мне теперь со всем этим?..
- А ты чего ждал, что я с тобой как с принцессой цацкаться буду? - перебил его Лекс.
Встав, он подошел к висящему на спинке кресла пиджаку. Достав бумажник, щедро изъял из него пару красненьких купюр и сунув их парню, небрежно кинул:
- За моральный ущерб и на такси. А теперь сделай так, чтоб я тебя больше никогда не видел.
Джекки оглядел своё испачканное спермой тело, но заикнуться о душе явно побоялся. Пока он, глотая от обиды слезы, одевался и выходил из номера, Лекс, трезво рассудив, что ехать никуда не хочется, а номер всё равно в его распоряжении, сделал звонок шоферу, отпустив его до утра.


_________________________________________________
* "Лепестками белых роз наше ложе застелю..." - Фраза из песни А.Серова. Хит времен юности Васильева.

@темы: слэш, СОС, Коська, +18