Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:19 

Воробушек, мини, PG-13, романс

МайяС
Воробушек.
ficbook.net/readfic/857429

Автор: Save Our Souls (ficbook.net/authors/Save+Our+Souls)
Беты (редакторы): Lemur Kory
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: M,M
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Hurt/comfort
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 2
Статус: закончен
Описание: ...Тут и всплыло, что председательский дом стоит ни много, ни мало, а на могилах самоубийц.
Дом стоял пустой, грустный, обросший растениями и страшилками. Стоял немым укором, крепкий, одинокий, с потрескавшимися стеклами, да облезлой краской на крыльце и оконных ставенках.
Все привыкли к нему и уже не обращали внимания, даже местные синюги, почему-то, его не заселяли.
Но тут, по зиме, что-то стало происходить. Люди вновь о нём заговорили, зашептали...

Посвящение: Посвящаю замечательному человечку Lemur Kory. Лемурка, без тебя этой истории просто не было бы!
Публикация на других ресурсах: ссыль в личку.
Примечания автора: Описание деревни основано на реальных событиях, но слегка приукрашено СОС. =)
Это даже не слэш, а скорее преслэш.


Настроение было ни к черту.
Максим плелся по деревенской дороге, раздраженно пиная булыжники.
Да что настроение, жизнь вообще дурацкая штука. По крайней мере, у него, Макса, точно.
И деревня эта дурацкая, и ехать он сюда не хотел, и деревенские ребята, тоже, дураки. Да, дураки, потому что он не трус! Сами они...
А он, Макс, у себя в городке, хоть куда может пойти, ему никакие призраки не помеха. Он вообще самый храбрый и ловкий в школе. Даже Сидоров не смеет на него наезжать. А уж этот задира ни одного старшеклассника мимо себя не пропустил, чтоб не подраться.
А в дом с призраком он не пошел, потому что родителям срочно понадобилось вернуться в город. Вот они его и завернули, почти у порога. Пришлось помогать собирать их манатки, слушать мамины наставления и сидеть на остановке в ожидании автобуса.
Но разве эти бараны стали слушать его, куда там: "Максюха - трус городской", - и точка!
Максим в сердцах поднял булыжник и швырнул в сторону злополучного дома.
И тут его осенило. А почему бы ему самому не сходить туда? Быстренько наведается, прихватит что-нибудь в доказательство и покажет этим деревенским кто тут трус. Они-то, небось, вчетвером ходили, а он и один не побоится. И Макс решительно направился к заросшей зеленью калитке.

* * *
Дом этот был известен не только в деревушке, но и во всех ближайших окрестностях. И молва была далеко не добрая. Настоящие хозяева из него съехали ещё лет двадцать назад. Сначала, все говорили, что они переехали куда-то за границу, но после, постепенно стали судачить, что просто сбежали они из дома. Что дом-де непростой.
В царские времена на месте нынешней церквушки стоял монастырь, при нём было местное кладбище. Вот только не всех на том кладбище хоронили. Строго-настрого было запрещено хоронить на его территории самоубийц, да басурман всяких. Вот и хоронили их сразу за стеной монастырской, куда ж их бедовых девать было. Когда же к власти пришли большевики, объявив, что Бога нет, то взорвали монастырь, растащив его по кирпичику на постройки. Кладбищу тоже досталось с лихвой. Затем была Великая Отечественная и под её снарядами, та часть, что с грешниками была, сровнялась с землёй окончательно.
Время шло, война закончилась, деревенька стала восстанавливаться и разрастаться. Места вокруг хорошие, равнинные, колхозы, да совхозы плодились и трудились на местных полях.
Новые поколения стали уже забывать, что, да как было в давние времена. Так и появился добротный каменный домик, двухэтажный, выгодно отличающийся от остальных деревянных домишек. Завистники поговаривали, что хозяева нечисты на руку. Да и вообще, зачем, мол, простому председателю совхоза такой домина, что за буржуинство такое.
Как бы там ни было, но дом был достроен, хозяева, со всем своим немалым потомством, заселились и жили себе потихоньку, никому не мешая.
И всё бы ничего, да кончилась Советская власть и вдруг все вспомнили, что Бог вроде как есть, и потянулись в деревеньку эту со всех краёв паломники, да старушки-верующие. Добрые бабульки охотно объяснили недоумевающим местным, что место тут святое, храм великий тут при монастыре стоял. И приходят они поклониться земле святой.
И местная администрация засуетилась, забегала. Виданное ли дело, такой шанс о себе заявить, выпал. И отрыли в старых архивах план деревни более чем столетней давности, чтобы правильно новую церковь поставить. Тут и всплыло, что председательский дом стоит ни много, ни мало, а на могилах самоубийц.
Ух, какой повод посудачить-то! А тут, как раз, семейство уехало, выставив дом на продажу. Ясное дело, никто из местных на него не позарился, а пришлые, как на грех, не приживались. Купят, поживут годик-другой и съезжают. Так и менял хозяев Дом, ещё лет десять. А потом и вовсе остался бесхозным. Всё, что можно было, из него ещё 8-9 лет назад местные хапуги повынесли. Дом стоял пустой, грустный, обросший растениями и страшилками. Стоял немым укором, крепкий, одинокий, с потрескавшимися стеклами, да облезлой краской на крыльце и оконных ставенках.
Все привыкли к нему и уже не обращали внимания, даже местные синюги, почему-то, его не заселяли.
Но тут, по зиме, что-то стало происходить. Люди вновь о нём заговорили, зашептали...
То кто-то огонёк в оконце приметит, то кто-нибудь увидит, что ставни оказались открыты, те, что давеча закрыты были. Шепотки нарастали как снежный ком. Деревня же, как не поговорить. И как-то собрались по весне мужички местные выпить. Знамо дело, за 8 Марта и выпить не грех. Да под градусом-то и решили проверить, что за дела нечистые творятся в Доме. Пьяные, ясно дело, все храбрецы. Пришли к дому, постояли-потоптались, пропустили по стопочке для согреву и пошли в дом.
Оно ж, конечно, пьяные, что с них взять, но клялись и божились, что всё обошли, и оба этажа, и в подвал глянули - нет никого!
А как нет, если через месяц тёть Клава с села возвращалась пешком и собственными глазами видела, как в окошке мелькнула фигура человеческая. Быстро промелькнула, не разглядеть на таком расстоянии, только и успела Клава различить волосы длинные, да одеяние серое. А в деревне-то девок по пальцам перечесть и ни одна не похожа. С испугу тётка забыла, что устала как собака и до дома добежала быстрее школьницы резвой. Только вот, не до своего дома, а до бабы Нюриного. Знамо зачем - поделиться происшествием. А что знает баба Нюра, то знает весь район, не меньше.
И к лету, уже неясно было, кто и правда что-то видел, а кто просто брешет для острастки.
Как бы там ни было, но деревенские прочно "заселили" Дом призраком девочки в сером.

Вот в калитке этого Дома и замер наш расстроенный Максим.
Настроен храбрец был решительно. Шутка ли, его, семнадцатилетнего красавца-спортсмена трусом нарекли. Не бывать такому! И оставив калитку открытой, Макс решительно пошел по заросшему бурьяном, да кустами двору к Дому.
Солнце медленно опускалось за лесок, красочно поблескивая последними лучиками в битых стеклах окон. Дом, в этом золотистом освещении, казался сказочным. Максим на мгновение засмотрелся, но спохватившись, что вот-вот стемнеет, шагнул на крыльцо и ухватился за дверную ручку. Раздавшийся скрип рассохшегося дерева был ожидаем, а вот скрежет проржавевших дверных петель пробежался по спине колючим холодком. Макс шагнул в дом. Дверь, покосившаяся от времени, по инерции захлопнулась за спиной.
Он вздрогнул и, обернувшись, схватился за ручку, толкнул дверь...
Фу-ух, всё в порядке - дверь послушно открылась вновь, ворчливо скрипнув, мол, что ты меня старенькую, впустую-то теребишь?
Макс успокоился и принялся решительно обходить первый этаж. Дом был большим, П-образным, но планировка была вполне обычная. Становилось сразу понятно, где что раньше было - где кухня, где гостиная, где санузел.
Парень усмехнулся: "Ишь ты! И в наше-то время у местных удобства все на улице, а тут, гляньте-ка, ванная в доме, туалет с унитазом, хоть и с простой сточной трубой вместо канализации".
В Доме стало сумеречно, солнце уже не попадало в него, спрятавшись на ночь. Временный испуг прошел, и Максим уже спокойно прохаживался по комнатам. Он и до этого не верил ни в каких призраков, а теперь и вовсе решил, что это местные парни его разыграть решили. Вот только надо было раздобыть доказательство, а тут вообще взять было нечего. Не обои же обрывать. Подобная мысль показалась ему кощунственной и, увидев сбоку лестницу на второй этаж, он отправился наверх.

* * *
На втором этаже, по всей видимости, были расположены спальня и детские комнаты. Максим прошелся по одной комнате, заглянул за узкую дверь, оказавшуюся входом в кладовку или гардеробную, и зашел в следующую. В центре комнаты стояла ржавая металлическая кровать, настолько старая, что даже сетка проржавела. В сумеречной темноте было плохо видно, что ещё находилось в комнате, и он тихо прошел внутрь, осмотрел кровать и вдруг услышал какой-то неясный звук в коридоре. Сердце ёкнуло и забилось чаще. Макс замер и прислушался. Тишина.
Медленно-медленно, затаив дыхание, парень направился к двери и снова уловил за ней шорох.
Сердце уже не стучало, оно билось в уши набатом, ладони покрылись холодным потом, а тело цыпками. Сделав над собой нечеловеческое усилие, Максим толкнул дверь и шагнул в коридор.
В темноте коридора, отвернувшись от Максима лицом к окну, стоял призрак. В сером балахоне. Невысокая серая фигурка еле различимая даже на фоне темного окна.
У Макса перехватило дыхание и невольно вырвавшийся хрип натужного вдоха, привлек внимание призрака. Серая фигура заколыхалась и стала поворачиваться к нему...
Этого наш герой перенести уже не смог. Заорав во всю силу своих тренированных лёгких, он бросился через весь коридор обратно к лестнице.
Макс был спортсмен. Он и в секции ходил разные, и танцами занимался, и бегал по утрам, особенно, когда в школу опаздывал... Вот тут-то его навыки и пригодились. Если бы он в школе бегал с такой скоростью стометровку, его не меньше чем на районные соревнования послали. Макс не бежал, он летел, почти парил над полом старого Дома, затем было крутое пике вниз по лестнице в его исполнении и, не сбавляя скорости, почти не видя в темноте спасительную дверь, он метнулся по финишной прямой со скоростью в попу-ужаленного скорохода. Для того чтобы, уже почти достигнув заветного куска дерева со всей дури врезаться во что-то... В кого-то... И этот кто-то не ожидал подобного удара и упал. Макс толкнул дверь, распахнул на всю, но, уже выскочив на крыльцо, что-то заставило его кинуть взгляд назад.
На полу, испуганно глядя на него вытаращенными глазищами, сидела девочка... Нет, мальчик... Худенький паренёк, гораздо младше Макса, с отросшими ниже плеч взъерошенными волосами и перепуганными глазами. Мальчишка сидел на полу и, в шоке, даже не пытался убежать из Дома. А наверху-то призрак!
- Бежим!
Но мальчик, молча, захлопал глазами и продолжил сидеть.
Инстинкт самосохранения тянул Максима прочь от сюда... но не бросать же этого воробушка тут одного. И Макс шагнул обратно, рывком поставил мелкого на ноги и, схватив за запястье, потянул за собой, прочь из этого страшного дома. Бегом, как можно дальше.
Отбежав на порядочное расстояние от Дома они, задыхаясь, остановились и в изнеможении оба плюхнулись на землю, пытаясь отдышаться. Переведя дыхание, Максим повернулся к пареньку:
- Слышь, ну ты даёшь! Ты как там оказался-то?
Мальчишка ничего не ответил.
- Тебя как звать-то, воробушек? - Макс не отставал от мелкого.
Мальчишка продолжал молчать, чуть закусив нижнюю губу и уставившись на него. И тот беззлобно, в сердцах воскликнул:
- Да что ты, немой что ли?!
И с удивлением увидел, как парнишка согласно кивает головой.
- Немой?! Ну, дела!
Подобного Макс не ожидал и невольно начал засыпать паренька вопросами. Но мальчишка жалобно смотрел на него, не в силах ничего ответить.
- Ты из деревни? До дома далеко? - в ответ тишина.
И тут Максим вспомнил, как на днях кто-то из местных пацанов говорил про то, что на другом краю деревни дядь Миша в запой ушёл, а у него привычка есть, как капля в рот попадет, так кулаки об сына чесать. А сын у него дикий, ни с кем не общается, не разговаривает, странный, в общем. Даже на речку купаться не ходит со всеми.
Сложить два и два Максу труда не составило. Если это чудо хотело в доме с призраком заночевать, значит и впрямь дело плохо.
Макс уже сочувственно глянул на воробушка. А ведь он не намного младше, вроде на год или два всего. А кажется маленьким таким, беззащитным.
- Ну, нефиг тут сидеть. Пошли ко мне, если не боишься, - Максим вскочил с земли и подал пареньку руку.
Мальчик удивленно поднял на него глаза и секунду в изумлении рассматривал вытянутую руку Макса.
И вдруг, губы дрогнули, изогнулись и чуть приоткрылись. Со второй попытки у воробушка всё же получилось улыбнуться, и он крепко ухватился за протянутую ему ладонь.


* * *

В речке звонко журчала вода, будто позвякивая об отражающиеся в ней белые кучевые облака, медленно плывущие по небу над загорающими мальчишками.
Мальчики лежали рядом на мягком речном песке. Две встрепанные макушки почти соприкасались на положенном под голову одном на двоих полотенце.
- Тим, а как ты думаешь, мы узнаем когда-нибудь, куда вдруг исчез призрак девушки? - Макс повернулся на живот и с нежностью посмотрел на мокрого после купания друга.
Ему нравилось смотреть на Тимку, касаться его, почему-то воробушка хотелось потискать, погладить... Макс сам не мог понять, чего ему хочется.
По началу, он старался скрывать свои заинтересованные взгляды, но поняв, что Тим нормально к этому относится, расслабился. С тактильным притяжением всё было куда сложнее. Первые недели их дружбы, Тимку не то что тискать, по плечу-то хлопнуть было страшно - такой он был худенький и хрупкий. И Макс ограничивался тем, что взъерошивал ему длинные прямые волосы и иногда, когда куда-нибудь шли, брал его за руку. Как младшего брата - так, во всяком случае, Макс себе это объяснил. Тимка не возражал, но при деревенских старался держать руки при себе.
Через месяц совместного проживания в доме у Максовой бабушки, воробушек стал похож на человека. Порозовели щеки, исчезли синяки под глазами, даже волосы перестали топорщиться в разные стороны, а спокойно лежали вдоль лица. Ровно до тех пор, пока Макс, снова и снова проигрывая в схватке с желанием схватить Тимку в охапку, не сдержавшись, запускал в них пятерню. Тот лишь застенчиво улыбался или отскакивал, показывая язычок.
Бабушка, поначалу настороженно отнесшаяся к Максову заявлению, что: "Этот воробушек у нас поживет", оказалась самой настоящей палочкой-выручалочкой для мальчишек. Она взяла на себя, протрезвевшего наконец-то дядю Мишу. Уговорив, мучающегося угрызениями совести и абстинентным синдромом мужчину, что Тимке лучше пожить с ними, чтобы она могла его за каникулы подучить как следует. А то, что это такое, взрослый мальчик, а так отстал от сверстников. Будучи до пенсии учительницей, она резво взялась за Тимку, и благодарный ученик очень быстро приноровился общаться с Максом с помощью бумаги, ручки, мобильника, а за неимением оных под рукой, с помощью простейших жестов. Даже кирпичом по асфальту приходилось иной раз писать.
И всё бы ничего, если б Макс не боялся, что не сдержавшись, сделает что-то, что напугает его мальчика. Ведь это странно чувствовать то, что он чувствует по отношению к пареньку. Очень странно.
Но дружба жила и крепла, мальчишки почти не расставались, к удивлению деревенских. За водой, по грибы, в магазин, на речку - только вдвоём. Вот и сейчас Тимка грелся на солнышке, а Макс боролся с желанием прикоснуться к нему, потрогать его нагретые солнцем щечки, погладить ладонью загоревшие плечи и грудь...
Что за наваждение! Макс зажмурился и, откинувшись обратно на спину, продолжил:
- Слышь, Тим, её вот уже месяц никто не видел. Как раз с тех пор, как мы...встретились.
Тимка лениво приподнялся, присел сбоку от друга и, протянув руку к рюкзаку Макса, вытащил из него планшетник. Поднаторевшие пальцы быстро забегали по виртуальной клавиатуре.
"Спасибо, что напомнил. Надо забрать от туда моё серое покрывало. Пока очередной храбрец, вроде тебя, на него не наткнулся".
Напечатав, мальчик придержал планшетник у Макса перед глазами, нависнув над ним, заслоняя собой яркое солнышко, чтобы оно, отсвечивая в мониторе, не мешало читать.
А Макс даже не сразу сообразил прочесть, обалдев от такой близости Тимкиного обнаженного тела. А прочитав, обалдел ещё больше.
- Ты?.. Там?.. - глаза Макса округлились.
Тимка, не меняя положения тела, быстро напечатал:
"Я, конечно. Только не говори, что ты тогда от меня сиганул потому что принял за привидение", - мальчик хитро прищурился, с интересом ожидая реакцию друга.
- Я... Ну... Но как? Ведь призрак был на втором этаже, а ты на первом!
"Там две лестницы, а ты побежал к дальней. Ты так закричал, что я, испугавшись, рванул вниз. Так что, самое загадочное, это как тебе удалось так быстро бежать, что ты нагнал меня у двери".
Тимка беззвучно рассмеялся, увидев, как покраснел читающий Макс.
- Тим, я думал... Ну... Ну, вроде того, что как бы спас тебя... А оказывается, из нас двоих, это ты самый смелый. Это ж, выходит, тебя с зимы там видели, да?
Тимка кивнул.
- И как ты не боялся там ночевать-то? Ведь кладбище... Дом...
"А что - кладбище. Не мертвых надо бояться, а живых. Мертвые уже ничего плохого сделать не смогут".
- Нда, не вышло из меня рыцаря на белом коне.
"Ну, так и я не принцесса из заколдованного замка"
Тут уже оба от души рассмеялись.
- Да уж, из тебя такая же принцесса, как из меня принц, воробушек ты мой засушенный. Мой любимый воробушек!
И тут до Макса дошло, что он сейчас ляпнул. Но испугаться он уже не успел, потому что куда-то исчез нависавший над ним планшетник, а к его губам прижались мягкие горячие губы Тимки. Лица коснулись прямые пряди волос, нежно пахнущие речной водой, травой и Тимкой. Самый замечательный в мире запах.
И уже не боясь, Макс поднял руки и наконец, сделал то, о чём так давно мечтал - обнял и прижал к себе такого дорогого сердцу человечка.


А где-то недалеко продолжал стоять старый Дом, и хотя ему было грустно от того, что он опять потерял своего жильца, Дом был доволен, что теперь одной одинокой душой стало меньше.
А своих жильцов, Дом верил, он ещё дождётся. Надо только подождать...

@темы: +14, слэш, СОС

URL
Комментарии
2014-05-21 в 18:09 

LENAsan
Космос ! Роди меня обратно !
Какая милая история!:inlove:

2014-05-21 в 22:16 

МайяС
LENAsan, мальчишки, они ж такие...мальчишки.)))
Спасибо за отзыв.:)

URL
   

Ошмётки жизнедеятельности

главная